Лучников Д.А.

Бой Дениса Лебедева против Гильермо Джонса в «медицинских» деталях и не только.

Этот драматичный бой явился примером ‘сосредоточения стечения обстоятельств’,но по моему уже звучит странно?! Да, такое редко бывает. Поэтому больше верится в какую-то хроническую болезнь индустрии бокса, если такая присутствует в РФ и тогда выглядит все вполне закономерным.

Каждый год Всемирный боксерский совет (WBC) проводит конгрессы в различных живописных местечках. На это мероприятие собираются лучшие и иногда просто «заблудшие» представители спортивных профессий со всего мира — от медиков до различных функционеров и реже боксеров. На каждом конгрессе проводятся тематические семинары, в частности и для рефери. Ведут, их как правило, знаменитые Джей Нэйди, Вик Дракулич, Кенни Бейлис. Коллеги разбирают сложные ситуации и, просматривая их на экранах, обмениваются обратной связью, обсуждают и предлагают нововведения. Я сам несколько раз был на подобных мероприятиях и наблюдал разборы различных судейских ляпов. Одна из основных ценностей, которую регулярно декларируют собравшиеся это здоровье боксера.

Бой Лебедева и Джонса я бы занес в актив семинаров на постоянной основе в номинации: амбиции людей против здоровья спортсмена. Видимо, рефери (прим. ред.: Стэнли Кристодулу из ЮАР) так хотел угодить организаторам боя, руководству и спонсорам боксера (такое бывает), что напрочь забыл, что его прямая обязанность не только следить за манипуляциями спортсменов, но и нести ответственность за их здоровье. Да, это так! Какие критерии технического нокаута посредством травм?!  У этого мужчины в бабочке, видимо, они свои. Что из травм мягких тканей лица для него показатель опасности жизни и здоровью спортсмена? Мое мнение, как катмена работающего по 35-40 больших шоу в год по всему миру уже много лет: остановка боя должна была произойти не позднее седьмого раунда. Я сам давал рекомендации тренеру по остановке боя, хотя это были единичные случаи, когда происходили какие-то катастрофические столкновения головами. Боксеры активизировались и выигрывали нокаутом, такое тоже было. Но тренеры и опытный катмен должны также следить за здоровьем боксера в перспективе дальнейшей жизни и карьеры.

Доктор вообще повел себя, мягко говоря, «негуманно», хотя обычно они как раз переживают больше, чем нужно. У боксера выросла гигантская гематома и доктор одобрительно кивает, разрешая драться ну хотя бы еще один раунд. Возникает вопрос о его квалификации как минимум в контексте этого вида спорта, тему человеческой этики и гуманности я не буду развивать. У парней из-за меньших травм возникают проблемы со здоровьем, а здесь такое… Рефери я бы предложил отстранить на годик, чтобы он долго и тщательно проанализировал происшедшее. Кто не знает — бой остановить может только рефери, при чем ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЛЮБОЙ РЕКОМЕНДАЦИИ ВРАЧА, тем самым беря на себя ответственность за происходящее. Из-за отсутствия адекватного зрения боксер получает больший тоннаж пропущенных ударов, не говоря уже о непосредственной угрозе органу зрения — столько времени находиться в такой компрессии!

Я как представитель бывшего СССР вхожу в международную ассоциацию катменов (I.C.A.), которая объединила коллег со всех континентов, и мы еще разберем и обсудим этот бой, но я думаю, что мои коллеги будут согласны со мной, так как многие уже ужаснулись, просто глядя на фото.
Некоторые подробности по работе с лицом. Ситуация, конечно же, была непростой. Но шансы есть ну почти всегда, рассказ с позиции профессии катмена:

1) Почему то многие недооценивают марки боксерских перчаток. ВНИМАНИЕ: в КЛЕТО РЕЙЕС (CLETO REYES) подобные драматичные исходы боев происходят регулярно. Спросите любого панчера на другом континенте. Лично я, когда узнаю о принципиальном бое в подобных перчатках, готовлюсь к бою особенно тщательно. Могу подробно аргументировать, зная особенности создания этих перчаток, так как бывал в Мексике на заводе-производителе и участвовал как катмен в сотнях боев именно в этих перчатках, но нет смысла «засорять эфир», поверьте на слово.

2) Считаю дурным тоном работать без стерильных перчаток с лицом спортсмена, так как помимо прочего весь вечер на турнире жмешь руки и т.д. Занесешь инфекцию или сам можешь заразиться каким-нибудь «гепатитом». Тем более, если ты профессионал и делаешь это регулярно, то как минимум можешь стать переносчиком. Зачем стоматологи одевают перчатки?!  Да и манипуляции с кровоточащими ранами будут СМЕЛЕЕ и активнее, поскольку присутствует некий психологический момент.

3) Правый глаз — рассечение произошло в первом раунде и к концу раунды было видно, что собирается отек. Гематома все-таки появилась там же уже к середине второго и добавилось рассечение снизу. Вот здесь то как раз нужна одновременная работа — гематома-«утюжок», лекарство в новое рассечение. Часто возникают ситуации, когда «закрывая» рассечение лекарством, мы не даем отток крови и гематома «надувается». В руке всегда должен быть утюжок, чтобы точечным давлением холодного металла «впрессовывать» гематому и сдерживать травму. Ведь основная задача — чтобы гематома не растеклась и не закрыла глаз, либо же вовсе не треснула. Очень неплохой способ — марлевую салфетку промокнуть лекарством, и приложив к рассечению, прижать ледяным утюжком. Лишь в исключительных случаях — подчеркиваю, в исключительных — с небольшим давлением мы «отводим» гематому в направлении от глаза. Обычно это делается либо в последних раундах, либо в критических ситуациях, подобных этому бою. Важно не упустить инициативу в работе с гематомами. Если «поймать» ее в самом начале и «заморозить», «задавить», то шансов на успех гораздо больше.

3) Работа с айс-бэгом, иными словами с ледяной грелкой. Даже пакет со льдом бывает очень эффективен. Просто важно все делать так, чтобы не повредить кожу, но зачастую «утюжок» эффективнее. Им проще «сплющить» гематому. Айс-бэг неровный, и им можно нанести дополнительные микротравмы, поэтому лучше использовать ледяную грелку из прорезиненной материи. В принципе, в этом бою, он был уместен в поздних раундах, но на мой взгляд, инициатива потеряна была во втором-третьем раунде.

4) Мой один из персональных секретов — на гематому также можно положить тонкую марлевую салфетку пропитанную «адреналином» и придавить также ледяным утюжком, после чего замазать положенным на лед вазелином с заранее «перемешанным» адреналином. Это можно сделать, предварительно разогрев банку с вазелином в горячей воде и впрыснув шприцем в разные части  вазелина. Все это нужно быстро перемешать, пока не остыл, (я использую лор-шпатель), а затем отправить смесь в холодильник.

В продолжение хотелось бы немного углубиться в суть происходящего в «индустрии»отечественного бокса в контексте профессии. Что больше всего меня удивляет, так это дикая инертность некоторых отечественных функционеров от профессионального бокса в отношении самого бокса и его технического развития. Складывается впечатление, будто бокс — это Повод, а не Цель, причем Повод решить собственные, часто нездоровые задачи.

Я работаю как катмен уже 7 лет. Это не мало, потому что профессионально на территории бывшего СССР я занимаюсь этим в единственном роде, и благодаря этому, получил и продолжаю получать огромный опыт. Профессионально в моем понимании это постоянная обширная практика — последние 2 года я практически не имею выходных дома (суббота-воскресенье), работая и 31 декабря, и в январе, и на майские праздники. Я все время в дороге, на турнирах по всему миру — от Мексики до Узбекистана, и в том числе практически на 90% турниров, проходящих в экс СССР, до 40 больших шоу в год. Это примерно до 120 боев в ринге в год, причем в основном это чемпионские титулы разного уровня, потому что когда промоутеры хотят снизить риски, то приглашают поработать в команду. И это поверьте очень много, это максимум. Я это знаю, потому что поддерживаю общение с мировыми звездами от профессии.

Больше работать просто невозможно… Это легко посчитать. Поединки проходят по выходным, в году примерно 48 суббот (пятниц и воскресений). Конечно иногда бывает по 2 и даже 3 шоу за выходные. Вот и весь расчет. Например, у европейских коллег нет такой практики, потому что в Европе не так много турниров, а у меня есть возможность работать как в Европе, так и на территории бывшего СССР, благодаря установленным связям. Первые пару лет я летал на любые профессиональные турниры и работал бесплатно, набираясь опыта.  Позднее к боксу еще добавился микс-файт.  В последнее время буквально «не вылезаю» из Украины, где уже несколько лет происходит взрыв  профессионального и любительского бокса. Объездил практически все крупные города, причем по 3-4 раза. Сейчас «прибавился» турнир WSB, я работаю уже второй сезон. В этом году я был в составе звездной командой Украины и прошел с ней весь путь, от начала до финала. Василий Ломаченко, Александр Усик, Александр Гвоздик, Денис Беринчик, Дима Митрофанов и другие ребята — все они стали моими подопечными и просто приятелями, чем я особенно горжусь, потому что это была команда «Мечты».

Поработал в боях против звезд мирового бокса, таких как Хуан Мануэль Маркес, Рикки Хаттон, Марко Антонио Рубио, Крис Джон и многих других, всех уже и не упомнить. В составе команд боксеров завоевавших все престижные полные титулы WBC, WBA, WBO, IBF, иногда реально ‘вытягивая’ бой за счет работы с проблемными ситуациями, связанными с травмами и люди, знающие меня, не дадут соврать. Работал в Мексике, Австралии, Узбекистане, Казахстане,  в Европе, Украине, конечно же в России. Мой график расписан иногда на 3 месяца вперед. Честно, эта работа меня не сделала богатым, но с другой стороны богатство далеко не всегда измеряется деньгами. Я счастлив, что Бог дал мне такую возможность для реализации себя.

Все это к тому, что моему удивлению порой нет предела, поскольку меньше всего работы у меня в России. Отечественные промоутеры, прекрасно зная о моем существовании, умудряются нанимать в угол наших бойцов иностранцев среднего уровня за большие деньги, а при встрече со мной, все время говорят, что постоянно видят меня на боях на ТВ и удивляются, как я все успеваю… Лишь в последний год ситуация начала меняться и меня стали приглашать работать на турниры дома.

Конечно, ранее я работал в России, но очень и очень редко. И почти каждый раз, я чувствую такой неадекватный скепсис, такое сопротивление новому, как будто каждый раз сдаю экзамен.  Постоянно лезут с какими-то дурацкими советами, мнениями и рекомендациями… Все это естественно в рамках моей профессии, но этот экзамен я сдавал уже десятки раз. И Фредди Роучу, в команде которого работал трижды на боях за звание чемпиона мира, и многим другим звездным иностранцам в ситуациях полнейшего кризиса. Если откровенно, от этого работать дома было очень неприятно, хотя это просто смешно. Я всего лишь делаю свою работу, и стараюсь выполнять ее, как можно лучше.

Сейчас ситуация немного изменилась в лучшую сторону, благодаря самим спортсменам. Каждый раз, когда я по-новому работал с российским боксерами, мы оставались приятелями и они были довольны моей работой. Потом меня приглашали в свои команды, потому что я доказывал все в ринге, и отнюдь не болтовней. Среди этих людей: Дима Пирог, Хабиб Аллахвердиев, Заур Байсангуров, Григорий Дрозд, Дима Кириллов, Олег Маскаев, Бату Хасиков и многие другие. Ситуация с нашими промоутерами давно стала поводом для шуток с друзьями, появилась даже крылатая фраза: «‘Им катмен не нужен». Действительно, зачем им катмен?! Русский катмен…

В заключение хочется добавить, что хороший катмен — это супервнимание, быстрота, интуиция, энергия, опыт. Зачастую катмен — это некий кризис-менеджер, и от понимания этой «миссии» очень часто зависит результат работы. Позволю себе процитировать моего товарища, известного функционера от бокса из Украины: «Угол Фрейзера снял Джо, когда тот не видел одним глазом и на 3 показанных ему пальца ответил 1. И это было в бою против Мухаммеда Али, в легендарном бою. Люди сделали это, так как несли ответственность…Что делал угол Дениса, пусть лежит на совести команды. Будь я Денисом, я бы не знаю, как вариант покусал бы того, кто меня бы остановил. Шутка, конечно… Вероятно, как и Фрэйзер, просто не разговаривал бы с ним до конца жизни. Но на месте секундантов, поступил бы точно как Эдди Фатч. Профессиональная этика — неведанное кое-кому понятие…»

Хочется рекомендовать Федерации профессионального бокса России проработать эту ситуацию вместе с российскими рефери, врачами и сделать какие-то выводы. Чтобы это отложилось в умах людей, потому что ни какой титул не стоит ни жизни, ни здоровья спортсмена. Все это приходит и уходит… С учетом того, что турниров становится все больше, предлагаю создать некую спортивную комиссию на общественных началах в составе врачей и специалистов для оценки возможности боксировать, с правом рекомендации Федерации о дисквалификации спортсменов и функционеров в случае серьезных нарушений по результату боев.

Денису я желаю скорейшего выздоровления. Для него этот бой не стал поражением. Денис проявил себя как настоящий Воин и доказал, что способен на большее, проявил свой характер и беспрецедентное мужество. Для него результат этого боя — это зрительская любовь и дополнительное признание. Это новый шанс, возможность подняться на ступень выше в боксерской карьере, и только так стоит воспринимать сложившиеся обстоятельства.